«Превосходство «Корнета» признают все»

Представители тульского КБП рассказали о возможностях противотанковых комплексов 18 Март 2016, 16:23
Тульское КБП – ведущая проектно-конструкторская организация оборонно-промышленного комплекса России, коллективом которой разработано, освоено в серийном производстве более 150 образцов вооружения и военной техники. О возможностях своих ракетных комплексов в интервью «Независимому военному обозрению» рассказали представители подразделения, занимающегося разработкой противотанкового оружия, Михаил Андреев и Сергей Маст.
– Танкостроители утверждают, что после появления бронетехники нового поколения, в том числе нашей «Арматы», противостояние брони и противотанковых средств закончилось в пользу танков. Согласны?

Михаил Андреев: По этическим и патриотическим соображениям мы не можем обсуждать нашу технику. К тому же, с нашей стороны было бы самонадеянно делать какие-либо заявления по эффективности наших комплексов против «Арматы», ведь ее разработка еще не завершена и танкостроители тщательно скрывают свои секреты. А применительно к существующим зарубежным танкам можно сказать, что ракеты комплексов «Корнет-Э» и «Корнет-ЭМ» пробивают больше метра броневой стали, в том числе за динамической защитой. Ни у одного современного танка такой брони нет.
Сергей Маст: В общем, превосходство «Корнета» признают все. Даже конкуренты. Когда встречаемся на выставках, говорят: лучше нашего ПТРК ничего нет – самый простой, самый надежный и при этом очень могучий и эффективный.

– А если броня комбинированная?

М.А.: Комбинированная броня – это чередующийся набор плит из различных металлических и неметаллических материалов, который имеет определенный эквивалент в пересчете на гомогенную сталь, но все равно получается меньше метра. Кроме того, у танков, как правило, серьезно защищена только лобовая проекция, а по бортам и сзади броня значительно тоньше…

– А кому принадлежит идея стрелять из ПТРК по воздушным целям? Было специально техзадание или идея родилась уже в ходе эксплуатации?

М.А.: Это идея Аркадия Георгиевича Шипунова – в контексте развития противотанковых ракетных комплексов придать им новое свойство: возможность поражать воздушные цели. Все наши ранее разработанные комплексы – и «Конкурс», и «Метис», и «Корнет-Э» – в принципе способны вести огонь по воздушным целям, например, по зависшим вертолетам. Потом добавилось еще одно свойство: возможность поражения малоскоростных целей.
С.М.: Смысл в чем: управляемая ракета ПТРК «Корнет-ЭМ», предназначенная для стрельбы по воздушных целей, оснащена НДЦ – неконтактным датчиком цели, который позволяет поражать цель на дистанции, без прямого попадания. Это принципиально важно, потому что воздушная цель обладает высокой маневренностью, и на большой дальности прямое попадание достаточно проблематично. Но за счет использования в управляемой ракете НДЦ мы можем за счет фугасного действия, возникающего при срабатывании боевой части, поразить цель при допустимом промахе до 3 метров. Благодаря чему мы имеем возможность вести эффективный огонь не только по крупным воздушным целям – по вертолетам, самолетам штурмовой авиации и т.д., но и поражать небольшие цели – например, беспилотные летательные аппараты. Так что «Корнет-ЭМ» – это современный многоцелевой комплекс, который кроме своей основной задачи – поражение тяжелобронированной техники – может выполнять еще и функции ПВО.

– А в качестве торпедного оружия применять «Корнет», случайно, не пробовали?

М.А.: Ну, насчет торпедного оружия – это уж слишком, а вот по надводным целям работаем успешно. Дальность стрельбы управляемой ракетой с термобарической боевой частью – до 10 километров, соответственно комплекс «Корнет-ЭМ», расположенный на берегу, в пределах досягаемости вполне может поразить любую надводную цель. Тротиловый эквивалент заряда боевой части – 7 килограммов, и подрыв такого заряда способен нанести очень серьезный урон.
– А по «Меркаве» или «Леопардам» стрелять приходилось?

М.А.: Скажем так, кроме информации в Интернете, доступной каждому, мы не располагаем достоверными сведениями о применении наших комплексов по «Меркавам» и «Леопардам». Однако при проведении демонстрационного показа в одной из арабских стран Ближнего Востока инозаказчик предложил нам интересную задачу – выполнить стрельбу по набору бронеплит иностранного производства, которые используются при изготовлении танковой брони. В результате стрельбы набор плит был пробит насквозь, также пострадал отвал опрометчиво оставленного позади цели бульдозера, который эти плиты притащил. В общем, пробили метр брони и транспортное средство в придачу.

– Какой зарубежный противотанковый комплекс по боевым свойствам может сравниться с «Корнетом»?

С.М.: Никакой. Аналога у «Корнета-ЭМ» нет – по совокупности качеств он превосходит все современные зарубежные ПТРК.

– И как долго длится это превосходство?

С.М.: Комплекс «Корнет-Э» КБП серийно производит и поставляет на экспорт с конца 90-х. В настоящее время начались поставки «Корнета-ЭМ» – модернизированного, с увеличенной дальностью и бронепробиваемостью. Вот столько времени и существует наше превосходство.
– А у «Корнета-ЭМ» есть перспектива развития или это уже – финальное звено, лучше быть не может?

М.А.: Финального звена не бывает, всегда идет конкуренция. Развиваются танки – наши цели, развиваемся и мы.

С.М.: Современные тенденции защиты танков идут по пути установки систем активной защиты, в ответ в «Корнете-ЭМ» предусмотрен тандемный режим стрельбы – двумя ракетами по одной цели в одном лазерном луче. Ракеты запускаются с разницей меньше секунды, так что даже в случае «снятия» системой активной защиты первой ракеты, вторая гарантированно поразит цель. Так что конкуренция идет постоянно.
– Кто автор концепции универсальности нашего современного противотанкового оружия?

М.А.: Конечно, Аркадий Георгиевич Шипунов, все реализованные в наших комплексах идеи предлагались им. Универсальность применения комплекса по различным целям обеспечивается за счет наличия в ПТРК двух ракет – с тандемной кумулятивной боевой частью и с термобарической боевой частью. Наличие этих двух типов ракет позволяет поражать практически все цели, которые могут появиться на поле боя. Кумулятивная – для поражения тяжелобронированных целей, термобарическая – для автомобилей, зданий, бункеров, живой силы, а в случае «Корнет-ЭМ» – еще и различных воздушных целей.

– Если «Корнет» настолько хорош, почему до сих пор покупают «Метисы»?

М.А.: У каждого нашего комплекса есть свои уникальные особенности и преимущества. Например, у ракет семейства «Метис» по сравнению с другими комплексами значительно упрощена бортовая аппаратура управления, которая состоит только из рулевого привода – сигнал управления по проводной линии связи идет напрямую из пусковой установки. При этом «Метис» значительно дешевле аналогов, проще и надежнее. В высокой боевой эффективности этого комплекса смог лично убедиться заместитель председателя правительства России Дмитрий Олегович Рогозин. Во время визита в КБП 29 апреля 2013 года он за 15 минут прошел курс обучения на компьютерном тренажере, а затем в реальных условиях полигона с первого выстрела попал из «Метиса-М1» в цель на дальности 2 км.

– Сам попал или помогли начальнику?..

М.А.: Конечно, сам. А как там поможешь: два маховичка приводов наведения и собственный глаз… И это говорит о том, что ПТРК «Метис-М1» очень прост в обращении, что особенно подкупает многих инозаказчиков. Ведь в большинстве армий служат обычные солдаты, у которых нет высшего образования, поэтому наши зарубежные партнеры по военно-техническому сотрудничеству всегда просят что-то типа автомата Калашникова – простое в обращение, но надежное и высокоэффективное оружие – чтобы проверок и настроек было поменьше.

У нас накопился большой объем статистики, подтверждающий, что и «Метис-М1», и «Корнет-Э» одинаково хорошо работают в любых, даже в самых жестких условиях. Случалось, приезжаешь к инозаказчикам, тебя приводят на склад, где пусковые установки свалены в кучу, как дрова, но начинаешь проверять – все работают, ни одного отказа! Кстати, ракеты наших современных комплексов не требуют никаких проверок в течение хранения. Иногда в шутку говорим нашим иностранным заказчиками: «Единственная проверка, которую вы обязательно должны сделать, это открыть ящик и посмотреть, там ли ракета…»

– А автоматическое перезаряжание «Корнету-ЭМ» не полагается?

С.М.: Под автоматическим перезаряжанием подразумевается, что все делается без участия человека: нажал на кнопку – и все само собой зарядилось. В комплексе «Корнет-ЭМ» перезаряжание пока полуавтоматическое: пустые контейнеры отстреливаются, пусковая переводится в положение для заряжания, дальше оператор рычагом досылает ракету из боеукладки на направляющую пусковой установки. Все, пусковая установка к стрельбе готова. В принципе, восьми ракет, установленных на направляющих и готовых к пуску, вполне достаточно, чтобы нанести существенный урон противнику и тем самым уменьшить его агрессивный пыл.
М.А.: «Корнет-ЭМ» стреляет на 8 километров, а танк – на 2,5–3 километра. До того, как танки выйдут на рубеж, позволяющий вести прицельный огонь по боевым машинам нашего комплекса, половина танков точно будет уничтожена. У противника нет никакого шанса, поскольку техническая скорострельность у нашего ПТРК – 2,5 выстрела в минуту, при этом одновременно комплекс может вести огонь по двум целям сразу четырьмя ракетами – то есть тандемом по каждой из целей. Короче: пока нет ответного огня, мы можем вести огонь по любым видимым целями, и ничто нам не помешает уничтожать их одну за другой.

– А что представляет собой носимый вариант «Корнета»?

М.А.: Пусковая установка весит 26 килограммов, ракета – 30 килограммов. Один человек переносит пусковую установку, другой – ракету. Если хотите, чтобы под рукой в бою было три-четыре ракеты, берите столько же людей или, скажем, вьючное животное. Например, в горах без «боевых осликов» точно не обойтись. А вообще-то, если боекомплект под рукой, для стрельбы достаточно одного оператора: зарядил ракету, нашел цель, произвел пуск, добился попадания – заряжай следующую. Остальные члены расчета используются только для подноса боеприпасов и помощи при заряжании.

– Сколько стран имеют на вооружении ПТРК «Корнет» и какая требуется доработка для экспортных вариантов?

М.А.: В настоящее время более десятка стран мира уже имеют на вооружении ПТРК «Корнет-Э», который отлично зарекомендовал себя при эксплуатации в различных широтах и климатических зонах. Основное требование инозаказчика, отличающееся от требований Российской армии, – температурный диапазон эксплуатации. Все, что идет на экспорт, а в основном это страны, расположенные южнее России, должно надежно работать в более теплом и более влажном климате. А так, особых доработок не требуется. В качестве дополнительной опции инозаказчик нередко просит разместить наш комплекс на своих транспортных средствах, что нами с успехом реализовано – имеется положительный опыт установки ПТРК «Корнет-Э» на легких носителях типа «Хаммер» и на других.
– Как известно, самое главное в комплексе – ракета. Что она собой представляет?

С.М.: Конструкция нашей ракеты такая же простая и надежная, как у тульского самовара: двигатель, боевая часть и аппаратура управления – как можно убедиться, ничего лишнего. Не отличается сложностью и выносная пусковая установка: прицел, тренога и вертлюг с приводами наведения. Это про «Корнет». С «Метисом» еще проще. Концепция такая же: двигатель, боевая часть, а бортовая аппаратура управления – только рулевой привод. И вообще комплекс «Метис-М1» очень компактный и легкий, комплекс с тремя ракетами могут переносить два человека.

– Почему выбрали название «Корнет», а, например, не «Прапорщик»?

М.А.: На этот счет существует много версий и легенд, но это речь идет совсем не о том корнете, о котором можно подумать. Это не воинское звание, а название духового музыкального инструмента – просьба не путать с кларнетом. Насколько нам известно, такое название придумал Аркадий Георгиевич Шипунов. По советским правилам каждая ОКР имела свой шифр, который выдавался Министерством обороны. Например, хорошо известна цветочная серия для артиллерийских систем: «Акация», «Гиацинт», «Тюльпан», «Пион» и т.д. Для ПТРК, возможно, из-за внешнего сходства контейнеров ракет с трубами духовых инструментов, военными были выбраны музыкальные названия: «Фагот», «Гобой»… Именно по инициативе академика Шипунова в этот «духовой оркестр» добавился еще один инструмент – «Корнет». Хотя многие поддерживают легенду, связанную с воинским званием, – так проще объяснять инозаказчикам.

– «Корнет» имеет четкое отношение к военному делу. Но почему «Метис»?

С.М.: К сожалению, большинства свидетелей той давней истории уже с нами нет, поэтому подробностей сохранилось мало. Одно из объяснений: потому что ПТРК «Метис» гибрид – вроде бы вооружение управляемое, но ракета настолько простая, что комплекс по сути своей близок к гранатомету. Ракета состоит из боевой части, двигателя и рулевого привода – за исключением рулевого привода, такие же составные части и у гранатометного выстрела. Вот вам и объяснение названия «Метис». При этом надо отметить, что комплекс очень компактный и легкий: вес пусковой установки 9,5 килограмма, а вес самой ракеты – 13,8 килограмма. Поэтому «Метис» можно доставить в любую точку, куда пройдет человек, даже в том случае, если придется преодолевать водные преграды. Все составные части комплекса – и ракеты, и пусковая установка, и тепловизор – обладают положительной плавучестью, так что утонуть расчету с вьюками ПТРК «Метис-М1» за спиной довольно проблематично.

– Тульское конструкторское бюро приборостроения – это производство или это наука?

С.М.: В настоящее время КБП тоже метис – уникальное предприятие, в котором объединены и производство, и наука. Это во времена СССР было довольно четкое разделение труда между организациями: были научно-исследовательские институты (НИИ), были конструкторские бюро (КБ), были серийные заводы. НИИ в основном выполняли научно-исследовательские и поисковые работы. В КБ упор был на опытно-конструкторские работы, КБ также разрабатывало и изготавливало опытные образцы изделий, проводило их испытания. Дальше, обычно на этапе госиспытаний, Минобороны определяло, какой завод будет это изделие осваивать и производить серийно.

В 90-е годы система развалилась, и Аркадий Георгиевич Шипунов принял решение превратить КБП в предприятие полного цикла – начиная от исследований, разработки, испытаний и заканчивая серийным производством. Начали со стрелкового вооружения, которое и помогло предприятию выжить в то время. Сегодня на нашей производственной базе серийно изготавливается вооружение и военная техника практически для всех родов и видов войск – стрелково-гранатометное вооружение, противотанковые и многоцелевые ракетные комплексы, боевые модули для БМП, БМД и комплексы ПВО.