Сергей Гореславский: Успешное применение в Сирии вызвало повышенный интерес к нашим вертолетам

Замглавы «Рособоронэкспорта» о перспективах российской вертолетной техники на мировом рынке 26 Май 2016, 13:17
«Рособоронэкспорт» и холдинг «Вертолеты России» подписали на прошедшей в Москве выставке HeliRussia 2016 программу по продвижению на внешний рынок продукции военного и двойного назначения. О том, по каким направлениям будет реализовываться данная программа, насколько российские вертолеты конкурентоспособны сегодня на мировом рынке, рассказал «Интерфаксу-АВН» заместитель гендиректора «Рособоронэкспорта» Сергей Гореславский.
Заместитель гендиректора «Рособоронэкспорта» Сергей Гореславский.
– Сергей Степанович, чем вызвано подписание данной программы, насколько ее реализация будет способствовать укреплению позиций России на мировом рынке вертолетной техники?

– Данная программа – это фактически дорожная карта, содержащая маркетинговые планы действий по продвижению вертолетной техники за рубеж. Ее разработка и подписание – одно из направлений маркетинговой деятельности «Рособоронэкспорта».

Хотел бы напомнить, что мы с «Вертолетами России» уже имеем базовые соглашения по координации действий по поставкам конечной продукции, а также по послепродажному обслуживанию и ремонту эксплуатирующейся за рубежом вертолетной техники в связи с получением холдингом права заниматься этой деятельностью. 

Вертолетная техника представляет собой один из основных сегментов российского оборонно-промышленного комплекса и, соответственно, экспорта продукции военного назначения. Ее продвижение на внешний рынок является одним из приоритетных направлений деятельности «Рособоронэкспорта».
Достаточно отметить, что в 2015 году нами поставлено на экспорт вертолетной техники на сумму 2,73 млрд долларов, что от общего объема поставок российской продукции военного назначения в 12,7 млрд долларов составляет весьма внушительную величину – 21,5%.

Сформированный на конец 2015 года портфель заказов по вертолетной технике также значителен. Он составляет 8,36 млрд долларов или 17,3% от общего портфеля заказов продукции военного назначения. 

– Цифры действительно впечатляют. Чем объясняется такой интерес зарубежных заказчиков к российской вертолетной технике?

– Прежде всего, конечно, отличными боевыми, функциональными и эксплуатационными характеристиками российских вертолетов, способных успешно конкурировать на мировом рынке с лучшими образцами мировых производителей. 

Такая оценка в полной мере относится к транспортно-боевому вертолету Ми-35М, боевому вертолету Ми-28НЭ, военно-транспортным и транспортным вертолетам типа Ми-17, непревзойденному по своим возможностям сверхтяжелому транспортному вертолету Ми-26Т, а также уникальным вертолетам соосной схемы Ка-226Т, Ка-31, Ка-32 и Ка-52. 

– Какова сегодня география поставок российской вертолетной техники?

– По сути дела это весь мир. Наши вертолеты эксплуатируются сегодня практически на всех континентах. Мы уверены, что подписанная на выставке программа совместной деятельности позволит в 2016–2019 годах еще больше расширить географию стран, в которые будут поставляться российские вертолеты.
Мы имеем немало примеров, когда военно-техническое сотрудничество с той или иной страной начиналось, прежде всего, с поставки вертолетной техники. Это объясняется еще и тем, что вертолетная техника способна решать не только военные, но и гражданские задачи. А это является привлекательным для стран с небольшими бюджетами.

Наши вертолеты, например, очень широко используются при решении задач по ликвидации последствий стихийных бедствий и природных катаклизмов.

– Сколько вертолетов планирует поставить «Рособоронэкспорт» в рамках подписанной с холдингом «Вертолеты России» программы совместных действий?

– В настоящее время «Рособоронэкспортом» сформирован твердый портфель заказов на период до 2019 года в объеме 197 вертолетов различного назначения. 

С учетом потребностей вооруженных сил стран различных регионов мира «Рособоронэкспорт» и «Вертолеты России» рассчитывают дополнительно поставить порядка 350–380 вертолетов различного назначения.

– Можете поподробнее рассказать о планах производства в Индии нового российского многоцелевого легкого вертолета Ка-226Т?

– Сам проект обсуждался давно. Известно, что с этим вертолетом мы участвовали в индийском тендере. Сейчас эта длительная планомерная работа привела к проекту по производству вертолета в Индии. Начало его практической реализации было положено подписанием межправительственного соглашения во время визита в Россию премьер-министра Индии Нарендры Моди в декабре прошлого года.

В настоящее время наши эксперты совместно с индийскими партнерами из корпорации ХАЛ интенсивно работают над уточнением технического облика вертолета. Параллельно идет разработка и согласование документов по созданию совместного предприятия, налаживанию технологической цепочки по производству Ка-226Т на территории Индии.

На первом этапе несколько десятков Ка-226Т планируется поставить в Индию в собранном виде, далее предполагается переходить к локализации производства вертолетов непосредственно на индийских предприятиях.

Мы не исключаем возможность совместного выхода с этим вертолетом на рынки третьих стран. Во всяком случае, наши индийские партнеры эту тему озвучивают. В концептуальном плане мы реагируем на это предложение положительно, но все это требует согласования с тем, чтобы не нарушались здесь интересы ни одной стороны, чтобы это было взаимовыгодно.

– Известно, что «Рособоронэкспорт» сегодня активно продвигает на мировой рынок новые российские боевые вертолеты Ми-28НЭ «Ночной охотник», Ка-52 «Аллигатор» и Ми-35М. Участие этих машин в антитеррористической операции в Сирии как-то сказалось на повышении их экспортного потенциала?

– Интерес непосредственно к боевым машинам сейчас становится более предметным с учетом того, что рост напряженности в различных районах мира приводит к вооруженным конфликтам.

Концепции, в том числе вооруженных конфликтов ограниченного масштаба, предусматривают эшелонированное применение вертолетной техники – когда боевые вертолеты типа Ми-28 и Ка-52 непосредственно участвуют в решении задач огневого поражения противника на поле боя, а другая вертолетная техника типа Ми-35, Ми-17В-5 привлекается для решения как боевых, так и обеспечивающих транспортных задач.
В этом плане универсальной машиной является вертолет Ми-35М, который одновременно является и боевым и транспортным вертолетом. Он давно пробил дорогу на внешний рынок. Первые поставки были осуществлены в Венесуэлу, потом в Бразилию, сейчас вертолет поставляется и в другие страны.

Что касается Ми-28НЭ и Ка-52, то они, по оценке специалистов, являются лучшими в сегменте боевых вертолетов. При их проектировании и создании был максимально учтен многолетний опыт боевого применения вертолетной техники в вооруженных конфликтах.

Свидетельством высокой эффективности российской военной вертолетной техники стали успешные результаты их боевого применения в ходе антитеррористических операций, в том числе в Сирии и Ираке.

Мы отмечаем, что успешное применение российских вертолетов в борьбе с террористами в Сирии вызвало повышенный интерес к нашей вертолетной технике не только в этом регионе, но и во всем мире.

– Насколько наша вертолетная техника успешно конкурирует с лучшими зарубежными образцами, в том числе по критерию «цена-качество»?

– Российские вертолеты характеризуются зарубежными заказчиками как исключительно надежные и неприхотливые. Они эффективно действуют в сложных условиях, в том числе при ведении боевых действий.

Очень показательным примером конкурентоспособности наших вертолетов является их закупка Соединенными Штатами Америки. США, как известно, сами являются производителем вертолетной техники различного класса и назначения. Тем не менее, для ведения боевых действий в Афганистане они приобрели наши вертолеты Ми-17В-5, которые надежны и эффективны при решении возлагаемых на них задач.

Качество производства вертолетной техники у нас также соответствует мировым стандартам. А возникающие в отдельных случаях шероховатости решаются рабочим порядком. Собственно, так действуют и наши конкуренты на рынке. У них с качеством далеко не все так гладко, как иногда принято считать.
Российские вертолеты востребованы заказчиками, желающими получить неприхотливую, надежную и недорогую в эксплуатации и обслуживании технику, выполняющую минимальным составом весь объем возлагаемых на нее задач. Наши вертолеты изначально проектировались для эксплуатации в различных географических и климатических условиях, в горной и пустынной местности, в жарком и влажном климате, а также в условиях крайне низких температур, характерных, например, для Арктики и Антарктики.

Такими свойствами в полной мере обладают поставляемые в настоящее время в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), Африки и Латинской Америки военно-транспортные и транспортные вертолеты семейства Ми-17, Ми-171. 

О мировой популярности вертолетов типа Ми-8, Ми-17 свидетельствует тот факт, что за последние 30 лет экспортировано более 4000 вертолетов этого типа в более чем 100 стран мира. Они успешно эксплуатируются на Африканском континенте (порядка 700 ед.), в Азиатско-Тихоокеанском регионе (порядка 2000 ед.), в Латинской Америке (свыше 300 ед.), на Ближнем Востоке (свыше 200 ед.), в Европе (порядка 800 ед.). 

– В последнее время было подписано ряд крупных вертолетных контрактов со странами Латинской Америки. Как вы оцениваете перспективы этого рынка?

– В Латинской Америке эксплуатируется большое количество вертолетов различных классов российского производства. Техника эта очень востребована. Исторически сложилось так, что в Латинской Америке слабо развита система железных дорог. Они сделали ставку на автомобильный и авиационный транспорт. Малая авиация и вертолетная техника, в том числе военная, очень широко применяются в этом регионе.

Действительно в Латинской Америке вертолетная тема очень актуальна в области ВТС. Большой блок вертолетов российского производства находится в Мексике, Колумбии, на Кубе, в Венесуэле, Перу, Никарагуа. В Перу мы заключили крупнейший в постсоветское время контракт именно на вертолеты – 24 вертолета Ми-171Ш. Поставочная часть контракта, в принципе уже выполнена. Осталось завершить работы по оффсетной составляющей.

Мы с практической надеждой смотрим на продвижение нашей вертолетной техники в Чили. Именно в Чили особенно ярко выражено требование властей, министерства обороны по приобретению вертолетной техники многопрофильного использования. Они хотят, чтобы вертолетная техника была готова решать не только военные, но и другие задачи, например, по ликвидации последствий стихийных бедствий.

Там открыт тендер. Сложно сейчас говорить о наших перспективах в рамках этого тендера, но я хотел бы сказать, что параллельно с этим мы ожидаем продвижения в этой области и в Чили, и в Аргентине, когда будем полноценно готовы к поставкам полярной версии вертолета.

Такой вертолет очень интересен для Латинской Америки. Особенно для Чили и Аргентины, которые проводят активную деятельность в Антарктиде. Осуществление этих экспедиций поручено министерству обороны. Здесь мы видим для себя серьезную перспективу.

– Важным фактором успеха продвижения вертолетной техники на мировой рынок наряду с техническими и боевыми характеристиками становятся условия ее продажи, имеется виду гибкая ценовая политика, нетрадиционные формы расчетов и т.д. Готов ли «Рособоронэкспорт» работать по таким схемам?

– В этом плане мы стремимся максимально идти на встречу заказчикам с тем, чтобы сделать все возможные и нас устраивающие шаги по оптимизации стоимостной составляющей. Хочу сказать, что принцип сбалансированного соотношения цены-качества, то, чем всегда характеризовалась продажа российской военной техники, безусловно, соблюдается. В том числе при продажах вертолетов. 

Наша ценовая планка ниже, чем ценовая планка аналогичных вертолетов западного производства, что позволяет нам достаточно успешно продвигать нашу технику на рынок.
При этом предлагаем своим заказчикам в том числе и гибкие формы расчетов за поставленное вооружение. В частности, предоставление кредитов. Мы кредитную схему выделяем из традиционных, но хочу сказать, что она не только в области ВТС, но и вообще в мире сверхтрадиционная. Мы разнообразим сейчас наши предложения на основании кредитов, которые являются, по сути, кредитами наших государственных банков.

Такие схемы, например, мы предлагаем, и не безуспешно, в работе со странами Африки. В частности, по такой схеме обсуждаем проект контракта с Камеруном, в том числе по поставке вертолетной техники. В Венесуэле мы завершаем поставки в рамках государственных кредитов. 

Что касается термина нетрадиционных форм расчетов, то здесь, прежде всего, имеются ввиду формы расчетов, основанные на совмещении проектов по поставкам в области ВТС с проектами, например, в области природных ресурсов.